МИРОМОДЕЛИРУЮЩИЙ ПОТЕНЦИАЛ ТЕРМИНОЭЛЕМЕНТА (НА ПРИМЕРЕ ВЕТЕРИНАРНЫХ И МЕДИЦИНСКИХ ТЕРМИНОВ С НАЧАЛЬНЫМИ ЭЛЕМЕНТАМИ САМО- И АУТО-)
Аннотация и ключевые слова
Аннотация (русский):
Статья посвящена роли терминоэлементов САМО- и АУТО- в ветеринарной и медицинской картинах мира. Исследуются оттенки значения, вносимые данными элементами в семантику профессиональных номинаций. Выделяется шесть групп медицинских и ветеринарных терминов, каждая из которых реализует определенную картину мира. Делаются выводы о связи данных картин с рядом представлений о ролях субъекта и объекта, степени самостоятельности пациента, функционировании организма в целом, модификации словарного значения терминоэлементов при обозначении профессиональных понятий.

Ключевые слова:
ветеринарная терминология, медицинская терминология, картина мира, термин, терминоэлемент
Текст
Текст произведения (PDF): Читать Скачать

Введение

Антропоцентрический принцип, лежащий в основе концепции языковой картины мира, обусловливает отражение в языке особенностей человеческого мышления и восприятия окружающей жизни: «Образ человека в языковой картине мира – это концентрированное воплощение сути тех представлений о человеке, которые объективированы всей системой семантических единиц, структур и правил того или иного языка» [1, с. 13]. Рассуждая о миромоделировании, исследователи сходятся во мнении о множественности картин мира, представляющих различные взгляды на явления действительности: «В сложной глобальной языковой картине мира можно выделить множество более частных картин, каждая из которых отличается языковым своеобразием <…>; у каждого мира есть специфические речевые сигналы, известные определенному кругу носителей языка (и усваиваемые каждым новым членом сообщества…» [2]. При попытках типологизации существующего множества картин мира исследователи выдвигают, с одной стороны, такой принцип, как соотнесенность с социальными и профессиональными сферами, что помогает исследовать «подъязыки наук и ремесел» [там же]. С другой стороны, выделение различных картин мира обусловлено различной фокусировкой: на изображаемой реальности (что или кто именно изображается), на точке зрения самого наблюдающего субъекта, который фиксирует или оценивает факты, на результате изображения (каким образом запечатлен тот или иной фрагмент мира) [3; 4; 5;]. При этом данные взгляды на мир наслаиваются друг на друга, образуя своеобразную систему: так, в том или ином человеческом сообществе сосуществуют «картина мира-1», не отрефлексированная, представляющая собой элемент жизнедеятельности человека, и «картина мира-2», являющаяся объективированным и отрефлексированным вариантом картины мира-1 [5, с. 21-22]. Кроме того, типология картин мира связана с объемом охвата окружающей действительности: по этому основанию их можно условно разделить на целостные (логическая, религиозная и т.д.) и фрагментарные, или локальные, представляющие собой какой-то аспект целостного мира («большинство частнонаучных картин, дающих модель фрагмента универсума, фрагмента, составляющего предметную область соответствующей науки») [там же, с. 33].

Картина мира той или иной профессиональной сферы основана на представлении о деятельности, что подразумевает определенные позиции субъекта (агента) и объекта (как одушевленного, так и неодушевленного): учителя и ученика, ветеринара и животного, врача и пациента, мастера и механизма и т.д., что, безусловно, находит отражение в терминологии. При этом каждый термин несет в себе отпечаток картины мира соответствующей области знания: «Процесс миропостижения у человека континуален, и всякая его дискретизация в строгом смысле слова, условна. Тем не менее, теоретически чрезвычайно важно выделить в этом сплошном жизненном потоке миропостижения процессы, имеющие большее отношение к формированию глобального образа мира, именуемого картиной мира» [5, с. 20].

В номинациях ветеринарной и медицинской сфер важнейшую роль играют терминоэлементы, представляющие собой регулярно воспроизводимые структурные элементы, которые участвуют в терминообразовании. Среди свойств терминоэлементов называют преимущественную однозначность, стандартизованность, строгую определенность семантики, специализированность [6], что позволяет говорить о связи терминоэлементов той или иной области знаний с основополагающими категориями профессиональной картины мира [7]. При этом исследователи обращают внимание на то, что в сочетании с другими компонентами профессиональной номинации терминоэлементы придают целостному термину различные специализированные значения, что не позволяет, например, расценивать терминоэлемент как единицу перевода, который «начинается все-таки со слова» [8, с. 13].

Цели и методы исследования

Целью данной статьи стала систематизация ветеринарных и медицинских терминов, содержащих начальные элементы САМО- и АУТО-, в зависимости от зафиксированных в профессиональных номинациях взглядов на мир. Так как основное лексическое значение указанных терминоэлементов связано с понятием самостоятельности и «возвратности» действия, основными признаками, положенными в основание систематизации терминов, стали образы субъекта (лица, производящего действие) и объекта (того, на кого или на что направлено действие). Методы исследования включают элементы семантического анализа, описание фрагментов профессиональной картины мира.

Материалом исследования послужили ветеринарные и медицинские термины с начальными элементами САМО- или АУТО- и их общенародные и профессиональные значения, зафиксированные, с одной стороны, в толковых словарях русского языка, Словаре-справочнике международных терминоэлементов русского языка [6], а с другой – в ветеринарных и медицинских справочниках и словарях [9; 10; 11; 12] и научных статьях [18; 19; 20].

Полученные результаты и их обсуждение

Согласно данным Большого толкового словаря, начальная часть сложных слов САМО- обозначает, во-первых, «направленность действия, указанного во второй части слова, на субъекта этого действия»; во-вторых, «самостоятельное, без посторонней помощи совершающееся действие»; в-третьих, «происходящий автоматически, с помощью механизмов» [13, с. 1142]. Терминоэлементом АУТО- же обозначается «направленность чего-либо на носителя действия (на самого себя)» [там же, с. 52], этот элемент «соответствует по значению словам свой, собственный или само» [6, с. 111]. Данные терминоэлементы формируются и создаются в определенных контекстных условиях не только как коммуникативные единицы, но и как мыслительные. Тем самым, можно согласиться с С.И. Маджаевой, что за каждым новым термином, его словообразовательной структурой, скрывается новая информация, тесно связанная с когнитивными механизмами [14, c. 51].

В научной и справочной литературе, посвященной психологии, выделяется так называемая «группа понятий «само-», включающая большое количество терминов с элементами САМО- и АУТО- [15; 16]; при этом данная группа продолжает расширяться под влиянием социокультурных процессов и развития представления о субъектности в целом.

В Оксфордском толковом словаре по психологии отмечается, что термины с начальными элементами САМО- и АУТО- приобретают различные коннотации относительно понятия самостоятельности субъекта: например, субъект может представать как фигура, идентичная объекту (например, в термине самоконтроль) или находящаяся в косвенных отношениях с объектом (самоактуализация); в некоторых терминах подчеркиваются действия субъекта (самостоятельность) [17].

В ветеринарном и медицинском дискурсах также наблюдается большое количество терминов с элементами АУТО-, САМО-. Попытаемся сгруппировать эти термины согласно рассмотренным во введении представлениям о множественности картин мира, каждая из которых соответствует определенному взгляду, с одной стороны, на организм человека или животного, а с другой на роль объекта и субъекта в ситуации, отражаемой профессиональными номинациями.

Первая картина реализует представление о том, что в организме объекта (пациента – человека или животного) без участия агента (врача или ветеринара) происходят процессы (обусловленные нормальной физиологией или патологическими явлениями) без вмешательства извне, с его собственными клетками, тканями и органами: спонтанное самозаращение тканей; аутоаллергия иммунный ответ организма, направленный на собственные ткани и клетки; аутоантигены антигены, возникшие в самом организме без внесения их извне; аутоантитела антитела, направленные против собственных антигенов; аутогенный возникающий в самом организме, не внесенный извне; аутоинтоксикация отравление веществами, образованными в собственном организме и др.

Вторая картина подразумевает наличие в конкретном организме возбудителей заболевания, которые вновь, вторично заражают человека или животное: аутоинфекциясамозаражение организма бактериями, уже живущими в данном организме; аутоинвазия состояние, при котором возникновение новых поколений паразита происходит без выхода за пределы организма хозяина; аутореинвазия повторное самозаражение.

Третья картина включает, помимо собственного организма объекта и его биологических материалов, определенное действие субъекта врача или исследователя (лечение, переливание крови, пересадка тканей): аутогемотерапия введение пациенту его собственной крови; аутотрансфузия переливание больному его собственной крови; аутосеротерапия лечение пациента сывороткой его же крови; аутотрансплантация пересадка пациенту его собственных тканей.

В четвертой картине на первый план выходит субъект профессиональной деятельности и рассматриваемые терминоэлементы относятся к восприятию и/или организму самого врача или ветеринара: аутопсия (auto- + греч. opsis «зрение, зрительное восприятие», буквально «собственное зрение», «собственный взгляд») процесс посмертного исследования тела; аутоскопия (auto- + греч. skopeo «смотрю», буквально «сам смотрю») – осмотр полости гортани без помощи приборов; самоэксперимент (самозаражение) сознательное введение в собственный организм возбудителя заболевания с целью научного исследования.

Пятая картина отображает активное, но неосознанное действие человека или животного по отношению к самому себе, имеющее разрушительный, повреждающий характер: аутомутиляция – аутоагрессия; аутодепиляция навязчивое выдергивание собственных волос; самопогрызание хвоста; самовыгрызание меха; синдром самоощипывания у комнатных попугаев; самоощип у волнистых попугаев; самокусание.

Шестая картина связана с сознательным, направленным воздействием пациента на собственный организм, когда пациент (а также владелец животного, если речь идет о ветеринарии), по сути, принимает роль агента (врача или ветеринара): самопомощь; самообследование; самовыдавливание (например, стержней при фурункулезе). Любопытно, что оценка понятий, выражаемых данными терминами, со стороны непосредственных профессиональных деятелей подвержена изменениям во времени. Так, например, отношение медицинского сообщества к самолечению прошло по меньшей мере три исторических этапа. Так, первый из них характеризовался личной ответственностью человека за собственную жизнь и здоровье и, соответственно, отсутствием негативных коннотаций у слова самолечение. На втором этапе, связанном с преобладающей патерналистской парадигмой, при которой пациентам отведена пассивная роль в процессе лечения, самолечение стало оцениваться как вредное явление. Третий этап, при котором происходит переворот к пациент-ориентированному лечению, вновь меняет представление о самолечении: при таком подходе человек несет ответственность за свое состояние, что ведет «к возврату к самолечению, но уже осознанному, основанному на медицинских знаниях, эффективному и безопасному, которое должно стать отправной точкой системы здравоохранения» [18, с. 110-111]. Интересно, что положительная окраска термина самолечение подразумевает использование данной лексемы с обязательным определением «ответственное» (ответственное самолечение).

В ветеринарной терминологии термин самолечение (англ. self-medication), или зоофармакогнозия приобретает еще одно значение: исцеление животного при помощи самостоятельного нахождения и поедания им определенных видов растений, грибов. С таким представлением о самолечении связано понятие естественное самовыздоровление [19; 20].

В ветеринарных и медицинских терминах, в отличие от терминов психологических, терминоэлементы САМО- и АУТО- имеют большее семантическое варьирование в объеме того, что обозначается как «свое». Так, в терминах аутоинтоксикация, аутоаллергия и др. «своим» представляется весь организм целиком, причем важна идея функционирования этого организма как целостной системы. В терминах аутотопагнозия (auto+ греч. topos – место + а + gnosis – знание, учение) – расстройство схемы тела, затруднения в ориентировке пациента в собственном теле); аутозит (auto+ греч. sitos — пища, буквально «сам пища») – «плод-хозяин», в теле которого существует еще один плод-«паразит» – «свое» это скорее тело в его анатомическом понимании. В терминах типа аутоинфекция, аутоинвазия подчеркиваются границы. отдельность организма. В номинациях аутотрансплантация, аутотрансфузия и др. под «своим» понимаются конкретные элементы организма: кровь и ее компоненты, кожные лоскуты, необходимые для пересадки. В терминах самоощипывание, аутодепиляция и др. элементы АУТО- и САМО- указывают на отношение к покровам тела: перьям, волосам, меху, кожи.

Выводы

Продуктивность терминоэлементов САМО- и АУТО- в ветеринарных и медицинских номинациях, по-видимому, связана с рядом представлений: во-первых, об определенной автономности организма; во-вторых, о возможности организма быть резервуаром инфекции при заражении самого себя; в-третьих, об использовании биологического материала пациента для него самого; в-четвертых, о враче или исследователе, полагающемся на собственные органы чувств и собственный организм в целом; в-пятых, о пациенте, который может совершать саморазрушительные действия; в-шестых, о том, что в некоторых случаях клиент (пациент) заменяет агента. Эти представления отражаются в шести выделенных в нашей статье картинах мира.

Словарное определение значений элементов САМО- (направленность действия на его субъекта, самостоятельное действие, совершающееся без посторонней помощи, а также автоматически совершающееся действие) и АУТО- (направленность чего-либо на самого себя) не выражает в полной мере оттенков значений терминов ветеринарии и медицины. Так, в рассмотренных номинациях отражаются меняющиеся представления, как о субъекте, так и об объекте данных профессиональных сфер. Если в первых двух группах терминов организм представлен как изолированная система, в которой происходят самостоятельные процессы (что соответствует одному из словарных значений терминоэлемента САМО-), то в третьей группе действие субъекта (врача, специалиста) направлено на организм пациента как на объект работы. В четвертой группе лишь номинация самозаражение в полной мере соответствует словарному значению (направленность действия на субъекта), термины же аутопсия, аутоскопия отражают взгляд субъекта на объект (тело пациента или его органы). Пятая группа терминов в целом реализует словарное значение, при этом действие в данных номинациях часто направлено на определенную часть тела пациента (шерсть, перья и т.д.), а не на субъекта действия как такового. Шестая группа терминов, на наш взгляд, наиболее близка к воплощению словарного значения, однако в данных обозначениях носителем активного осознанного действия становится все же объект (пациент), а в семантике некоторых терминов присутствует оценка этого действия со стороны истинного субъекта (врача, специалиста).

Развитие в языке ветеринарии и медицины, новых по сравнению с зафиксированными в толковых словарях значениями терминоэлементов, актуализация оценочного компонента в значении некоторых терминов, по-видимому, свидетельствует о подвижности взглядов на роль объекта и субъекта данных профессиональных сфер.

Список литературы

1. Языковой образ-концепт «человек» в русской языковой картине мира: Ипостаси, параметры, семантические и семантико-синтаксические категории, модели и субмодели, коммуникативно-прагматические реализации: Монография / под редакцией О.В. Коротун, Н.Д. Федяевой. Омск: Вариант-Омск, 2011. – 122 с.

2. Черемисина Н.В. Языковые картины мира и их семантическое взаимодействие в художественном тексте // Человек. Язык. Искусство (памяти проф. Н.В. Черемисиной): Материалы Междунар. науч.-практ. конф. М.: МГПУ, 2002. – С. 12-24. Электронный ресурс. Режим доступа: https://dmee.ru/docs/100/index-13356.html (дата обращения: 20.10.2022)

3. Лещак О. Дискурс как лингвосемиотический опыт и деятельность (дискурсные типы и картины мира) // La Table Ronde: Сборник материалов. Выпуск 2. Лингвистика дискурса и перспективы ее развития в парадигме современной славистики. Минск: РИВШ. – 2013. – С. 109-113.

4. Савич Е. Дискурс-картина мира как категория дискурс-исследований // La Table Ronde: Сборник материалов. Выпуск 2. Лингвистика дискурса и перспективы ее развития в парадигме современной славистики. Минск: РИВШ. – 2013. – С.113-118

5. Роль человеческого фактора в языке: Язык и картина мира / Б.А. Серебренников, Е.С. Кубрякова, В.И. Постовалова и др. М.: Наука. – 1988. – 216 с.

6. Снетова Г.П., Власова О.Б. Словарь-справочник международных терминоэлементов русского языка. Москва: Мир и Образование. – 2019. – 608 с.

7. Учебный глоссарий как средство формирования профессиональной картины мира / И.В. Куламихина, Е.А. Абросимова, Ж.Б. Есмурзаева [и др.] // Современные проблемы науки и образования. – 2021. – № 4. – С. 49.

8. Татаринов В.А. Феноменология термина (к 100-летию со дня рождения Д.С. Лотте) // Русский филологический вестник. – 1998. – Т. 83. – №.1-2. – С. 5-27.

9. Большая медицинская энциклопедия. Электронный ресурс. Режим доступа: https://бмэ.орг/index.php (дата обращения: 20.10.2022)

10. Словарь медицинских терминов / сост. Т.Б. Боева. Ростов-на-Дону: Феникс. – 2014. – 308 с.

11. Лэйн Д., Гутри С. Краткий толковый словарь ветеринарных терминов. Пер. 2-го английского издания. Москва: Софион. – 2007. – 512 с.

12. Орлов Ф.М. Словарь ветеринарных клинических терминов. 3-е изд. М.: Россельхозиздат. – 1983. – 367 с.

13. Большой толковый словарь русского языка. / Под ред. С.А. Кузнецова. СПб.: Норинт. – 2000. – 1536 с.

14. Маджаева С.И. Способы номинации в медицинской терминологии // Мир лингвистики и коммуникации: Эл. науч. журнал – 2011. – № 22. – С. 47-55.

15. Щукина М.А. Психология саморазвития личности: монография. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та. – 2015. – 348 с.

16. Сайко Э.В. Самоотношение как уникальная способность человека и условие его человеческого самоосуществления (самоопределения, самопознания, самоактуализации и т.д.) // Мир психологии. – 2005. – № 3. – С. 3-10.

17. Оксфордский толковый словарь по психологии / Под ред. А. Ребера. М.: Вече, АСТ. – 2002. Электронный ресурс. Режим доступа: https://vocabulary.ru/slovari/oksfordskii-tolkovyi-slovar-po-psihologii.html (дата обращения: 20.10.2022).

18. Ответственное самолечение – основополагающие принципы и место в современной системе здравоохранения / С.Н. Толпыгина С.Ю. Марцевич, А.В. Концевая, О.М. Драпкина // Рациональная фармакотерапия в кардиологии. – 2018. – №14(1). – С. 101-110.

19. Растения с фармакологическими свойствами в рационе диких копытных Полесья Украины / В.А. Пепко, И.Т. Гулык, С.В. Жигалюк, Р.Н. Сачук // Науковий вісник Львівського національного університету ветеринарної медицини та біотехнологій імені С.З. Ґжицького. – 2016. – Т. 18. – № 22 (67). – С. 173-177.

20. Animal self-medication / J.C. Roode, TH.Lefèvre, M. D. Hunter // Science. –2013. – Vol. 340. – Issue 6129. – Pp. 150-151.

Войти или Создать
* Забыли пароль?